буду я как стрелецкие женки

 

 

 

 

Не забыть! Буду я, как стрелецкие женки, Под кремлевскими башнями выть. Муж в могиле, сын в тюрьме, Помолитесь обо мне. Жестокость усиливалось тем, что жены стрелецкие присутствовали при казни. И она рыдали. Ахматова в своей великой поэме сравнивала себя, свою участь и свою личную трагедию, как и трагедию народа, с участью стрелецких жен, при которых убивали их мужей. Буду я, как стрелецкие женки, Под кремлевскими башнями выть. Горе героини осмыслено как вневременное, знакомое и XX веку, и петровской эпохе. Как я запомнила высокий царский дом И Петропавловскую крепость! Затем что воздух был совсем не наш, А как подарок Божий, так чудесен.Буду я, как стрелецкие женки, Под кремлевскими башнями выть. На губах твоих холод иконки, Смертный пот на челе Не забыть! Буду я, как стрелецкие женки, Под кремлевскими башнями выть. [Ноябрь]1935г. Москва. Уводили тебя на рассвете,За тобой, как на выносе, шла,В темной горнице плакали дети,У божницы свеча оплыла.На губах твоих холод иконки,Смертный пот на челе Не забыть! Буду я, как стрелецкие женки,Под кремлевскими башнями выть. Уводили тебя на рассвете, За тобой, как на выносе, шла, В темной горнице плакали дети, У божницы свеча оплыла. На губах твоих холод иконки, Смертный пот на челе Не забыть! Буду я, как стрелецкие женки, Под кремлевскими башнями выть. Буду я, как стрелецкие жёнки, Под кремлёвскими башнями выть.Эпилог. I. Узнала я, как опадают лица, Как из-под век выглядывает страх, Как клинописи жёсткие страницы Страдание выводит на щеках, Как локоны из пепельных и чёрных Серебряными делаются вдруг, Улыбка Буду я, как стрелецкие женки, Под кремлевскими башнями выть. Узнала я, как опадают лица, Как из-под век выглядывает страх, Как клинописи жесткие страницы Страдание выводит на щеках, Как локоны из пепельных и черных Серебряными делаются вдруг, Улыбка вянет на I. Уводили тебя на рассвете, За тобой, как на выносе, шла, В темной горнице плакали дети, У божницы свеча оплыла.

На губах твоих холод иконки, Смертный пот на челе Не забыть! Буду я, как стрелецкие женки, Под кремлевскими башнями выть. 1. Уводили тебя на рассвете, За тобой, как на выносе, шла, В темной горнице плакали дети, У божницы свеча оплыла. На губах твоих холод иконки, Смертный пот на челе Не забыть! Буду я, как стрелецкие женки, Под кремлевскими башнями выть.

Подымались как к обедне ранней. По столице одичалой шли, Там встречались, мертвых бездыханней, Солнце ниже и Нева туманней, А надежда все поет вдали.Буду я, как стрелецкие женки, Под кремлевскими башнями выть. На губах твоих холод иконки. Смертный пот на челе не забыть. Буду я, как стрелецкие женки, Под кремлевскими башнями выть. [Ноябрь]1935, Москва. 1. Уводили тебя на рассвете, За тобой, как на выносе, шла, В темной горнице плакали дети, У божницы свеча оплыла. На губах твоих холод иконки, Смертный пот на челе Не забыть! Буду я, как стрелецкие женки, Под кремлевскими башнями выть. Буду я, как стрелецкие женки, Под кремлевскими башнями выть.Ничего, ведь я была готова, Справлюсь с этим как-нибудь. У меня сегодня много дела: Надо память до конца убить, Надо, чтоб душа окаменела, Надо снова научиться жить. Уводили тебя на рассвете, За тобой, как на выносе, шла, В темной горнице плакали дети, У божницы свеча оплыла. На губах твоих холод иконки, Смертный пот на челе Не забыть! Буду я, как стрелецкие женки, Под кремлевскими башнями выть. 1. Уводили тебя на рассвете, За тобой, как на выносе, шла, В темной горнице плакали дети, У божницы свеча оплыла. На губах твоих холод иконки, Смертный пот на челе Не забыть! Буду я, как стрелецкие женки, Под кремлевскими башнями выть. Буду я, как стрелецкие жёнки, Под кремлёвскими башнями выть.Ничего, ведь я была готова, Справлюсь с этим как-нибудь. У меня сегодня много дела: Надо память до конца убить, Надо, чтоб душа окаменела, Надо снова научиться жить. Смертный пот на челе Не забыть! Буду я, как стрелецкие женки, Под кремлевскими башнями выть. Осень 1935, Москва. I. Уводили тебя на рассвете, За тобой, как на выносе, шла, В темной горнице плакали дети, У божницы свеча оплыла. На губах твоих холод иконки. Смертный пот на челе не забыть! Буду я, как стрелецкие женки, Под кремлевскими башнями выть. Буду я, как стрелецкие жёнки, Под кремлевскими башнями выть. В этих строчках уместилось огромное человеческое горе. "Буду я, как жены г-на Стрелецкого, выть под кремлевскими башнями". Ну а чо? Если Стрелецкий многоженец, то, будучи его женой, еще не так завоешь! правда, не вполне понятно, зачем это у Кремля делать, но ладно. 8. 1 Уводили тебя на рассвете, За тобой, как на выносе, шла, В темной горнице плакали дети, У божницы свеча оплыла. На губах твоих холод иконки. Смертный пот на челе . . . Не забыть! — Буду я, как стрелецкие женки, Под кремлевскими башнями выть. 1. Уводили тебя на рассвете, За тобой, как на выносе, шла, В темной горнице плакали дети, У божницы свеча оплыла. На губах твоих холод иконки, Смертный пот на челе Не забыть! Буду я, как стрелецкие женки, Под кремлевскими башнями выть. 1. Уводили тебя на рассвете, За тобой, как на выносе, шла, В темной горнице плакали дети, У божницы свеча оплыла. На губах твоих холод иконки, Смертный пот на челе Не забыть! Буду я, как стрелецкие женки, Под кремлевскими башнями выть. Уводили тебя на рассвете, За тобой, как на выносе, шла, В темной горнице плакали дети, У божницы свеча оплыла. На губах твоих холод иконки. Смертный пот на челе не забыть! Буду я, как стрелецкие женки, Под кремлевскими башнями выть. 1. Уводили тебя на рассвете, За тобой, как на выносе, шла, В темной горнице плакали дети, У божницы свеча оплыла. На губах твоих холод иконки, Смертный пот на челе Не забыть! Буду я, как стрелецкие женки, Под кремлевскими башнями выть. Буду я, как стрелецкие женки, Под кремлевскими башнями выть.Как тебе, сынок, в тюрьму Ночи белые глядели. Как они опять глядят Ястребиным жарким оком, О твоем кресте высоком И о смерти говорят. Тетя Шура ревновала Ахматову к брату и племяннику, Анна даже не могла остаться с ребенком наедине - тетка караулила как цербер.В письме матери сообщил о своем выборе: "И все-таки я буду историком". Уводили тебя на рассвете, За тобой, как на выносе, шла, В тёмной горнице плакали дети, У божницы свеча оплыла. На губах твоих холод иконки. Смертный пот на челе не забыть! Буду я, как стрелецкие жёнки, Под кремлёвскими башнями выть. Буду я, как стрелецкие женки, Под кремлевскими башнями выть. [Ноябрь] 1935, Москва 2 Тихо льется тихий Дон, Желтый месяц входит в дом. Входит в шапке набекрень, Видит желтый месяц тень. I Уводили тебя на рассвете, За тобой, как на выносе, шла, В темной горнице плакали дети, У божницы свеча оплыла. На губах твоих холод иконки. Смертный пот на челе не забыть! Буду я, как стрелецкие женки, Под кремлевскими башнями выть. Смертный пот на челе Не забыть! Буду я, как стрелецкие женки, Под кремлевскими башнями выть. [Ноябрь] 1935, Москва. Буду я,как стрелецкие женки, под кремлевскими башнями выть. Строчка из "Реквиема". За основу поэмы взято описание трагедии, произошедшей в личной жизни поэта. «Буду я, как стрелецкие жёнки, / Под кремлёвскими башнями выть». Стрельцы в Русском государстве XVI - начала XVIII веков - служилые люди, составлявшие постоянное войско. Это была пехота, вооружённая огнестрельным оружием. Буду я,как стрелецкие женкиУзнала я,как опадают лица, Как из-под век выглядывает страх, Как клинописи жесткие страницы. Страдание выводит на щеках (Слайд). «Буду я, как стрелецкие жёнки, под Кремлёвскими башнями выть» эти строки рождают ассоциацию с петровской эпохой времён подавления стрелецкого бунта, когда последовала жестокая расправа над мятежниками, и сотни стрельцов были казнены и сосланы. Буду я, как стрелецкие женки, Под кремлевскими башнями выть. Горе героини осмыслено как вневременное, знакомое и XX веку, и петровской эпохе. Уводили тебя на рассвете, За тобой, как на выносе, шла, В темной горнице плакали дети, У божницы свеча оплыла. На губах твоих холод иконки, Смертный пот на челе Не забыть! Буду я, как стрелецкие женки, Под кремлевскими башнями выть. 1. Уводили тебя на рассвете, За тобой, как на выносе, шла, В темной горнице плакали дети, У божницы свеча оплыла. На губах твоих холод иконки, Смертный пот на челе Не забыть! Буду я, как стрелецкие женки, Под кремлевскими башнями выть. Смертный пот на челе Не забыть! Буду я, как стрелецкие женки, Под кремлевскими башнями выть. «Буду я, как стрелецкие жёнки, под Кремлёвскими башнями выть». Эти строки рождают ассоциацию с петровской эпохой времён подавления стрелецкого бунта.

Лирическая героиня оказывается в ряду безымянных жён и матерей Буду я, как стрелецкие женки, Под кремлевскими башнями выть. [Ноябрь] 1935, Москва. В письме матери сообщил о своем выборе: "И все-таки я буду историком". Летом 1934 года поступил на истфак Ленинградского университета.Смертный пот на челе Не забыть! Буду я, как стрелецкие жёнки 1. Уводили тебя на рассвете, За тобой, как на выносе, шла, В темной горнице плакали дети, У божницы свеча оплыла. На губах твоих холод иконки, Смертный пот на челе Не забыть! Буду я, как стрелецкие женки, Под кремлевскими башнями выть. Подымались как к обедне ранней. По столице одичалой шли, Там встречались, мертвых бездыханней, Солнце ниже и Нева туманней, А надежда все поет вдали.Буду я, как стрелецкие женки, Под кремлевскими башнями выть. "Буду я, как жены г-на Стрелецкого, выть под кремлевскими башнями". Ну а чо? Если Стрелецкий многоженец, то, будучи его женой, еще не так завоешь! правда, не вполне понятно, зачем это у Кремля делать, но ладно. Уводили тебя на рассвете,За тобой, как на выносе, шла,В темной горнице плакали дети,У божницы свеча оплыла.На губах твоих холод иконки,Смертный пот на челе Не забыть! Буду я, как стрелецкие женки,Под кремлевскими башнями выть. «Буду я, как стрелецкие женки, под Кремлевскими башнями выть». Комментарий. Подымались как к обедне ранней, По столице одичалой шли, Там встречались, мертвых бездыханней, Солнце ниже, и Нева туманней, А надежда все поет вдали.Буду я, как стрелецкие женки, Под кремлевскими башнями выть.

Записи по теме: